Preview

Российский вестник детской хирургии, анестезиологии и реаниматологии

Расширенный поиск
Том 9, № 1 (2019)
Скачать выпуск PDF

ОРИГИНАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

8-16 138
Аннотация

Введение. В России существует необходимость реформирования системы этапной медицинской помощи детям при хирургических заболеваниях и травмах с концентрацией больных и пострадавших в профильных межрегиональных центрах (МРЦ). Цель. Обоснование профилей и дислокации МРЦ хирургической помощи детям на территории России. Материал и методы. Экспертные оценки представили 103 специалиста из 85 субъектов РФ по профилям и дислокации МРЦ хирургической помощи детям в соответствии с номенклатурой специальностей и административно-территориальным делением страны. Анализ массива экспертных оценок проводился методами описательной статистики для ранжирования профилей МРЦ, их территориальной дислокации, а также ориентации респондентов на взаимодействие с конкретными медицинскими организациями. Согласованность суждений экспертов оценивалась по коэффициенту конкордации Кендалла. Результаты. Всего экспертами указано 14 профилей деятельности МРЦ хирургической помощи детям. Результаты ранжирования позволили установить, что более половины положительных оценок относились к пяти приоритетным профилям, включая хирургию новорожденных, нейрохирургию, онкологию, торакальную хирургию, комбустиологию. В части дислокации МРЦ, эксперты (коэффициент Кенделла – 0,72) рассматривали преимущественно медицинские организации субъектов РФ в пределах федерального округа. Суммарное количество упоминаний (287) (по приоритетным профилям) больниц субъектов России более чем в 4 раза превышало соответствующий показатель (66) для медицинских организаций федерального подчинения. Наиболее востребованной (19 запросов) федеральной структурой, в качестве базы потенциального МРЦ (профиль – «онкология»), явился «НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева». Заключение. Консолидированная позиция профессионального сообщества – существенным фактором обеспечения доступности и качества медицинской помощи детям является создание МРЦ по профилям «хирургия новорожденных», «нейрохирургия», «онкология», «торакальная хирургия», «комбустиология» с дислокацией в детских больницах субъектов России и 13 научноклинических центрах федерального подчинения.

17-36 61
Аннотация

Цель. На протяжении многих лет для диагностики заболеваний желудочно-кишечного тракта у детей успешно применяются такие методы, как ультразвуковое исследование (УЗИ), рентгеноконтрастное исследование (РКИ) и магнитнорезонансная томография (МРТ). Несмотря на длительный опыт применения УЗИ, РКИ и МРТ для исследования тонкой кишки, не определена их диагностическая значимость при синдроме короткой кишки с учетом оценки преимуществ и недостатков этих методов. В связи с этим целью нашего исследования явилось определение роли каждого из этих методов для оценки и мониторинга состояния пациента, диагностики осложнений у пациентов при синдроме короткой кишки. Методы. Для определения возможностей̆ УЗИ, РКИ и МРТ в диагностике патологических состояний при синдроме короткой кишки нами обследованы пациенты, которым в рамках предоперационной подготовки к удлиняющим операциям на тонкой кишке проводились УЗИ, РКИ и МРТ кишечника. С целью оценки диагностической эффективности вышеописанных методов при синдроме короткой кишки, нами проведено сопоставление результатов исследований с данными, полученными в ходе хирургической операции. Результаты. УЗИ является оптимальной скрининговой методикой для пациентов с синдром короткой кишки. РКИ дает возможность достаточно хорошо изучать морфологию тонкой кишки и ее транспортную функцию. МРТ является методом, позволяющим наиболее точно оценить морфологию тонкой кишки. Заключение. УЗИ, РКИ и МРТ органов брюшной полости являются эффективными методами исследования тонкой кишки при синдроме короткой кишки, каждый из которых имеет свои сильные и слабые стороны. Однако правильное применение комбинации этих методов исследования позволяет провести комплексную диагностику изменений при синдроме короткой кишки и принять адекватные и своевременные действия относительно дальнейшей тактики лечения пациента.

37-46 81
Аннотация

Вступление: Хирургическое лечение атрезии пищевода с дистальной трахеопищеводной фистулой включает разделение фистулы и выполнение первичного анастомоза пищевода. Однако, у недоношенных детей осложнения, связанные с отсроченным анастомозом встречаются часто и оптимальный хирургический подход не определен. Цель. Анализ лечения новорожденных очень низкого веса с атрезией пищевода. Материалы и методы. Ретроспективно проанализированы результаты лечения младенцев с очень низким весом (менее 1500 г) с атрезией пищевода с 2008 по 2017 год. Пациенты разделены на 2 группы: I – перевязка и пересечение свища с последующим отсроченным восстановлением анастомоза и II – первичный анастомоз. Сравнивались демографические, операционные и послеоперационные осложнения. Результаты. Оперировано 23 недоношенных ребенка с АП/ТПС. Двенадцать пациентов (52%) прошли первичный анастомоз, а 11 (48%) были оперированы этапно. Несостоятельность анастомоза, подтвержденная эзофаграммой, одинаково встретилась в обеих группах (17% и 18%). Стенозы встречались значительно чаще при этапном ремонте (83%) по сравнению с группой первичного анастомоза (27%) (р<0,05). Сохранить пищевод после этапного лечения удалось двум пациентам группы этапного лечения. Четырем пациентам выполнена колоэзофагопластика. Послеоперационный период был одинаковый в обеих группах. Смерть наступила у 6 пациентов (50%) в группе этапного ремонта и у 5 пациентов (45%) в группе первичного анастомоза. Заключение. Этапная пластика АП/ТПС у недоношенных новорожденных не приводит к хорошему качеству жизни. Выведение гастро- и эзофагостомы следует считать предпочтительным хирургическим подходом в этой группе пациентов.

47-56 55
Аннотация

Введение. Перфорация желудка у новорожденных – редкое заболевание с высокой послеоперационной летальностью. Цель нашего исследования проанализировать факторы риска перфорации желудка у новорожденных и представить результаты хирургического лечения. Материалы и методы. Изучены итоги хирургического лечения 18 новорожденных с перфорацией желудка, которые находились на момент операции в ИваноМатренинской детской клинической больнице с января 2000 года. В работе обсуждены демографические показатели пациентов – гестационный возраст, возраст после рождения, пол, вес при рождении. Оценивались факторы риска перфорации желудка, локализация поражения желудка и летальность, связанная с этим заболеванием. Результаты. Мы наблюдали 18 недоношенных младенцев с перфорацией желудка, что составило 13,6% от общего количества детей с перфорациями ЖКТ. Возраст пациентов составлял от 1 до 30 суток (средний возраст 6,3 суток). Средний гестационный возраст больных – 34 недели. Вес младенцев находился в интервале от 950 до 2600 грамм (средняя масса тела 2151,8 грамм). Дефект желудка располагался чаще в области большой кривизны – у 10 детей (55,5%), в проекции малой кривизны желудка – у 2 детей (11,1%) и на задней стенке желудка – у 6 пациентов (33,3%). Послеоперационная летальность у новорожденных с перфорацией желудка составила 33,3% (n = 6). Заключение. Предварительный лапароцентез и дренирование брюшной полости с коррекцией полиорганной недостаточности до выполнения основного этапа операции, очевидно, будут способствовать улучшению результатов лечения и снижению летальности в результате снижения давления в брюшной полости.

57-61 45
Аннотация

Введение. В последние годы в Нижегородской области отмечается тенденция к увеличению частоты фолликулярных кист челюстей у детей. В отделении челюстно-лицевой хирургии Нижегородской областной детской клинической больницы, являющейся клинической базой Приволжского исследовательского медицинского университета, с 2003 по 2018 гг. пролечено 240 детей с фолликулярными кистами челюстей в возрасте от 4 до 17 лет включительно. Материалы и методы. Мальчиков наблюдали 131 (54,6%), девочек – 109 (45,4%). Диагноз «фолликулярная киста челюсти» устанавливали на основании жалоб, данных анамнеза, результатов рентгенологического обследования (ортопантомография, компьютерная томография), выполненных амбулаторно. Всем пациентам проводилось операционное вмешательство по стандартным методикам: цистэктомии, цистотомии, цистэктомии с гайморотомией (при проникновении кисты в верхнечелюстную пазуху). Результаты. За последние годы сроки госпитализации удалось снизить с 17,0±0,6 до 4,0±0,3 к/дней (2017 г.) и до 4,8±0,4 к/дней (2018 г.). Также увеличилось количество сохраненных зачатков постоянных зубов. Заключение. Несмотря на увеличение количества детей с фолликулярными кистами челюстей в Нижегородской области, в связи с улучшением диагностики, более ранним обнаружением кист, применением метода цистэктомии удалось снизить сроки госпитализации пациентов, а также увеличить число сохраненных зачатков постоянных зубов.

62-69 52
Аннотация

Результаты анализа литературы по лечению детей с переломами головочки мыщелка плечевой кости (ГМПК) показали, что в 15–51% случаев исходы были неудовлетворительными. Материал и методы: Представлен опыт лечения 486 детей с острыми переломами ГМПК, в возрасте от 1 до 16 лет. В диагностике, наряду со стандартными рентгеновскими укладками, применялись дополнительные косые проекции и компьютерная томография для выявления степени смещения и мобильности отломков. Распределение пациентов по степени смещения костного отломка ГМПК было следующим: с первой степенью смещения 170 (35%), второй 117 (24%), с третьей 199 (41%). Результаты: Оперативные вмешательства выполнялись по разработанной тактической схеме в соответствии с предложенной классификацией, учитывающей как степень смещения, так и подвижность отломков в переломах 1-й степени. Отдаленные результаты изучены у 321 (66%) больных в сроки от 1 года до 15 лет от момента травмы: отличными признаны у 279 (87%) больных, хорошими у 29 (9%), удовлетворительными у 13 (4%). Выводы: Тактика лечения детей с переломами головочки мыщелка плечевой кости основана на дифференцированном подходе к выбору метода лечения в зависимости от степени смещения и мобильности дистального костного отломка.

70-77 58
Аннотация

Введение. Анализировать патологические процессы, происходящие у пострадавшего с политравмой без учета классификации и структурирования, которые предполагают, в своей основе, оценку тяжести состояния и динамику патологического процесса – задача, чаще всего, нереальная. В каждом конкретном случае необходимо структурирование политравмы. Шкала тяжести Injury Severity Score (ISS) в значительной степени помогает это сделать, поскольку вбирает в себя, пусть не в полной мере, количественную и качественную оценочную компоненту, что позволяет в ранние, догоспитальные сроки оценить состояние пострадавшего и провести коррекцию лечения. Цель исследования. Провести структурный анализ политравмы в состоянии шока у детей с применением системы ISS, концентрации белка S100B и цистатина С с целью изменения тактики обследования и улучшения результатов лечения. Материалы и методы. Проведено структурирование и обследование 44 детей с политравмой, в состоянии шока. Пострадавшие поступали на лечение из городов северного региона, области и города Кемерово. Преимущественно пациенты были с доминирующей тяжелой черепно-мозговой травмой (ТЧМТ), всего 36 больных, включая двух с диффузным аксональным повреждением, и 8 пациентов с доминированием скелетной травмы (СТ) и повреждением внутренних органов с синдромом внутрибрюшного кровотечения (ПВО). Результаты. По совокупности с объективно полученными данными о структуре политравмы по шкале тяжести ISS, были учтены и протоколы лечения. Нами получены достоверные сведения о характере изменений концентраций S100B и цистатина С в острый период политравмы, что свидетельствовало о развитии полиорганной недостаточности у детей с доминированием ТЧМТ. Выводы. Структурирование политравмы у детей с применением оценки по системе ISS, концентрации протеина S100B и цистатина С дает возможность объективно выделить в группах травмированных признаки, характеризующие тяжесть острого периода, оптимизировать схему обследования и программу лечения.

78-84 69
Аннотация

Введение: Лечебные стоматологические вмешательства у детей младшего возраста в большинстве случаев проводятся в условиях общей анестезии и седации с использованием ингаляционных анестетиков ввиду высокой психоэмоциональной лабильности пациентов данной возрастной группы. Среди ингаляционных анестетиков особый интерес представляет ксенон – инертный газ,– ввиду его уникальных фармакологических свойств: гипнотический и анальгетический эффект, не токсичность, органопротективные свойства и др. Цель исследования: оценить адекватность, безопасность и комфортность анестезии при стоматологическом лечении у детей. Материал и методы: В открытом проспективном рандомизированном исследовании участвовало 30 детей (18 мальчиков и 12 девочек), получавших стоматологическое лечение по поводу кариеса и пульпита. Анестезия осуществлялась индукцией севофлураном 8% и поддержанием ксеноном в концентрации 60–70% с О2 . Адекватность, безопасность и комфортность анестезии оценивались на основании данных гемодинамики, BIS‑индекса, концентрации севофлурана и ксенона в газонаркотической смеси, времени пробуждения после анестезии, частоты возникновения ажитации, тошноты и рвоты. Результаты: Данные исследования показали безопасность анестезии с применением ксенона у детей при стоматологических вмешательствах. Оцениваемые показатели находились в рамках референсных значений. После анестезии, восстановление сознания до уровня соответствующего исходному, наступало через 30 минут, не было отмечено ни одного случая постнаркозной ажитации, тошноты и рвоты. Заключение: Применение ксенона позволяет обеспечить высокую эффективность и безопасность анестезии при стоматологических вмешательствах у детей. Результаты свидетельствуют о целесообразности проведения дальнейших исследований.

86-95 45
Аннотация

Цель: оценить эффективность и безопасность раневых покрытий, изготовленных по технологии Safetac® в местном консервативном лечении детей с ожогами кожи. Материалы и методы: проведен ретроспективный анализ результатов применения линейки повязок с технологией мягкого силиконового покрытия Safetac® у детей с первых месяцев жизни до 3-х лет с поверхностными I–II степени (ст.) и пограничными II–III cт. ожогами кожи, находившихся на лечении в ожоговом центре ДГКБ № 9 им. Г. Н. Сперанского за последние 5 лет. Площадь ожоговых ран колебалась от 1% поверхности тела (п. т.) до 25% п. т. Основным повреждающим агентом у наблюдаемых пациентов являлась горячая жидкость. Для подтверждения эффективности и безопасности медицинских средств использовались рутинные методы исследования: мониторинг течения раневого процесса, оценка температурной и возможной аллергической реакций на фоне применения повязок, контроль за микробиологическим пейзажем ожоговых ран в динамике с определением чувствительности к антимикробным препаратам, продолжительность эпителизации поврежденных участков кожи. В настоящей работе рассмотрены несколько повязок этой серии – Mepilex® Lite, Mepilex® Transfer и Mepilex® Border. Результаты и выводы: на клинических примерах верифицированы эффективность и безопасность использования лечебных повязок у пациентов с термической травмой. Доказан хороший терапевтический эффект при сочетании линейки перевязочных средств в зависимости от фазы раневого процесса и глубины поражения тканей горячей жидкостью. Выявлены возможные осложнения в виде аллергических реакций, в частности – контактный дерматит. Рекомендованы пути их профилактики, а в случае их развития – адекватная местная консервативная терапия. Данное исследование показало, что раневые покрытия с технологией Safetac®, эффективны и безопасны у детей с локальными поверхностными I–II ст. и пограничными II–III ст. (по МКБ‑10) ожогами кожи.

КЛИНИЧЕСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ

96-103 83
Аннотация

В статье описано клиническое наблюдение лечения недоношенного новорожденного с хилоперитонеумом. Скопление жидкости в брюшной полости было диагностировано внутриутробно на 31–32 неделе гестации. В связи с высоким риском антенатальной гибели плода проведено досрочное родоразрешение оперативным путем на 34–35 неделе. При парацентезе была взята жидкость на анализы и подтвержден хилезный характер экссудата. В консервативном лечении использовали полное парентеральное питание, октреотид, дренирование брюшной полости. В связи с неэффективностью проводимой терапии было принято решение об оперативном лечении. В возрасте 2 мес. 7 дней проведена лапаротомия, ревизия органов брюшной полости, перевязка лимфатических протоков, дренирование брюшной полости с положительным эффектом. Истечение жидкости прекратилось и ребенок в удовлетворительном состоянии был выписан домой.r

104-109 84
Аннотация

Цель: Информирование врачей, оказывающих помощь детскому населению об особенностях данной патологии. Методы: Мальчик в возрасте 10 мес. с жалобами на многократную рвоту, кашель, слизистые выделения из носа, вялость госпитализирован в больницу по месту жительства с диагнозом: ОРВИ с абдоминальным синдромом. Несмотря на лечение, состояние больного ухудшалось, нарастала клиника отека головного мозга, ребенок переведен на ИВЛ. Диагноз: острый менингоэнцефалит неясной этиологии, отек головного мозга, кома 2 степени. Пациент переведен в республиканскую больницу, на фоне интенсивной терапии, коррекции водно-электролитных, метаболических нарушений состояние стабилизировано. Через 9 суток от начала заболевания в правой мезогастральной области пальпаторно стало определяться подвижное опухолевидное образование. УЗИ брюшной полости выявило анэхогенное образование округлой формы с четкими ровными контурами 40х40 мм. Проведено оперативное лечение по поводу обтурационной непроходимости тощей кишки гидрогелевыми шариками. Через 6 суток проведена релапаротомия. Обсуждение: данное клиническое наблюдение демонстрирует диагностические сложности, неизбежные при отсутствии в анамнезе свидетельств о приеме внутрь гидрогеля. Находящиеся в кишечнике гранулы гидрогеля всасывая жидкость и увеличиваясь в размерах создали обтурационную непроходимость кишечника. Многократная рвота привела к внепочечным потерям жидкости и электролитов. Вследствие гипотонического типа дегидратации у пациента развился цитотоксический отек головного мозга. Опухолевидное образование выявлено при пальпации только через 9 суток от начала заболевания. Выводы: Гидрогелевые шарики создают обтурационную непроходимость кишечника с выраженными водно-электролитными нарушениями. При данной патологии необходимо выполнение операции с полноценной ревизией и полной эвакуацией из кишечника инородных тел.

110-114 52
Аннотация

Цель: Демонстрация клинического случая гигантского трихобезоара желудка, успешно оперированного лапароскопическим методом. Методы. В нашу клинику поступила девочка 14 лет с признаками частичной непроходимости верхних отделов желудочно-кишечного тракта. В результате эндоскопического обследования у больной было обнаружено наличие трихобезоара желудка. Ребенок был выписан после курса консервативной терапии, учитывая отказ родителей от оперативного вмешательства. Через два месяца ребенок повторно поступил для планового оперативного лечения. Результат. Лапароскопически ребенку была выполнена гастротомия, гигантский безоар был извлечен из желудка в эндомешок, после чего удален из брюшной полости через доступ по Пфанненштилю. Послеоперационных осложнений как общих, так и со стороны ран, не наблюдалось. Больная была выписана из отделения с выздоровлением. Заключение. Лечение трихобезоаров желудка предполагает хирургическое вмешательство, способ которого зависит от конкретного случая. Мы считаем лапароскопию более выгодным способом по сравнению с открытыми вмешательствами и рекомендуем ее выполнение при неосложненных формах трихобезоаров желудка.

115-121 58
Аннотация

Цель работы. Описать клиническое наблюдение токсического действия уайт-спирита у ребенка 2 лет в результате случайного приема. Материалы и методы. Ретроспективный анализ медицинской карты. Изучались клинические и лабораторные данные для оценки функционального состояния основных систем пациента. Результаты и обсуждения. В острый период развилась клиника молниеносного поражения церебральной и дыхательной систем. Соматогенный период отравления осложнился течением острого респираторного дистресссиндрома, токсической энцефалопатии с судорожным синдромом, кишечной недостаточности, синдрома системной воспалительной реакции. Заключение. Токсический эффект уайт-спирита у ребенка проявился длительной церебральной, респираторной, кишечной недостаточностью.

ХРОНИКА НАУЧНОЙ ЖИЗНИ



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2219-4061 (Print)
ISSN 2587-6554 (Online)